1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оливье из фильма Ирония судьбы

Очень дурная ирония: за что мы любим неудачника Лукашина

Кадр из фильма «Ирония судьбы»

Смотреть на новый год «Иронию судьбы» – это как есть салат «оливье» или ходить в баню (ну, или какая там у вас традиция – выбирайте сами). Хочешь не хочешь, а, мотаясь по новогодней сетке программ, неизменно наткнешься на несчастного Женю Лукашина, который в невменяемом состоянии летит в Ленинград. И почему-то в этот момент рука не поднимается переключить канал: хотя все уже знаешь, весь фильм разобран на цитаты, посекундно – но смотришь и даже как-то сопереживаешь героям. Да и история съемок фильма, и все связанные с этими съемками факты тоже известны всем и вся – Эльдар Рязанов подробно описал их в своей блестящей книге воспоминаний «Неподведенные итоги».

Но главный эффект «Иронии судьбы» вовсе не в новогодней атмосфере – новогодних комедий много, это, по большому счету, вообще отдельный кинематографический жанр. Главное в том, что гениальный Рязанов (и ничуть не менее гениальный его соавтор – сценарист Эмиль Брагинский) своей «Иронией судьбы» кардинально изменил судьбу нескольких поколений: он попросту выстроил наш современный modus vivendi и modus operandi ( от лат. образ жизни и образ действия ). Смешной, на первый взгляд, но при этом – довольно точный, хоть и не самый приятный.

Кадр из фильма «Ирония судьбы»

С одной стороны, вредоносность «Иронии судьбы» очевидна – Рязанов подарил нам нового героя, кочующего из фильма в фильм, героя, который стал своеобразным эталоном 70-х: несчастный, одинокий интеллигент, проживающий в стандартной квартире с доброй старушкой-мамой. Этот интеллигент – рохля до мозга костей, ему тяжело принять любое решение, да и принимать он его попросту не хочет: раз оказавшаяся рядом невеста Галя сказала, что мы не пойдем в гости – никто в гости не пойдет. Такому герою даже и подражать не надо – просто не делай ничего выдающегося, пасуй перед любой трудностью, сиди тихо, не высовывайся – и вот ты практически рязановский киногерой.

Этого героя Рязанов выпестовал с самых первых своих фильмов. Судите сами: Женя Лукашин, Юрий Деточкин, Володя Орешников из «Зигзага удачи» похожи друг на друга как разлученные в детстве близнецы. Все это те самые милые нашему сердцу интеллигенты, кухонные гении, типаж рефлексирующего добряка. И даже если рязановский интеллигент и оказывается способен на какой-никакой поступок, как, например, Юрий Деточкин, то эти поступки не вызывают у нас иной эмоции, кроме как светлой грусти – хочется погладить героя по голове и сказать: «Ну что же ты так, чудак-человек…», – или выкрикнуть хрестоматийное – «Свободу Юрию Деточкину!».

Кадр из фильма «Берегись автомобиля»

Однажды, правда, Рязанов решил достроить своего вечного героя до статуса настоящего супермена: в Итальянцах в России капитан Андрей Васильев (по сути тот же живущий с мамой милый добряк среднего возраста) нырял под воду, висел на разводном мосту и заговаривал зубы живому льву. Но в финале все равно он оказался пленен чарами заезжей красавицы – и наплевал на все, включая служебный долг. Преображенного героя залихватски сыграл Андрей Миронов – но если в роль супермена он попадал стопроцентно, то рохлю-интеллигента сыграть, конечно же, не мог. Зритель бы не поверил.

Кадр из фильма «Берегись автомобиля»

А, надо сказать, Миронов, друживший с Рязановым, очень хотел сыграть Женю Лукашина – хотя режиссеру было очевидно, что ничего путного из этой затеи не выйдет. И тогда Рязанов отважился на экстремальный шаг: он сделал таки кинопробу с Мироновым, причем выбрал для этого один из самых сложных эпизодов – тот самый, где Лукашин рассказывает о собственных любовных неудачах. Глядя на красавца Миронова, было невозможно поверить, что его девушки могут обойти стороной – и артист понял собственное непопадание в роль, и от роли Лукашина отказался сам.

Но у героя-интеллигента в рязановской вселенной всегда есть антипод – хлыщ в импортном костюме, аккуратный антигерой: такой как Самохвалов в «Служебном романе», ну и, конечно же, ревнивец Ипполит. Кстати, Ипполита вполне мог сыграть Олег Басилашвили. (Ах, каких обаятельных мерзавцев он сыграл у Рязанова, пока не реабилитировался в «Вокзале для двоих»!) Он даже был утвержден на роль, но помешал трагический случай: скончался Ефим Копелян, партнер Баилашвили в Большом драматическом театре, и Олега Валерьяновича срочно вызвали в Ленинград – нужно было срочно вводиться на роли Копеляна и играть в спектаклях-заменах. Предать родной театр Басилашвили не мог и пожертвовал ролью Ипполита. А Рязанов же вспомнил о Юрии Яковлеве, который уже играл у него в «Человеке ниоткуда» и «Гусарской балладе». Благородный Яковлев пришел на помощь.

Кадр из фильма «Служебный роман»

При этом посудите сами – кто для экранной Нади был бы лучшей партией: уверенный и перспективный Ипполит или никчемный Женя Лукашин? В жизни, слава Богу, женщины предпочитают ипполитов, зато в кино, конечно же, все счастье достается лукашиным. Правда, если все-таки что-то выходит не по-лукашински, очередной Лукашин может и совершить страшную, убийственную глупость: Рязанов нам показал этот итог в «Жестоком романсе», не зря взяв на роль Карандышева все того же Андрея Мягкова. Ведь Карандышев, в самом деле, – это тот же Лукашин, просто в судьбе которого Надя-Лариса осталась с Ипполитом-Паратовым. Ну и что в этом случае надо сделать? Вместо того, чтобы что-то поменять в себе, разобраться в собственном поведении, надо достать пистолет и «так не доставайся же ты никому!».

И все это, конечно же, из-за женщины. Нет, не так – из-за Женщины, ибо никто так не воспевал женский характер, как Рязанов. Его женщины – о! – это истинные эталоны красоты, внутренней силы, экстремального действия и неукротимой энергии. Эта женщина может все: и про вагончики спеть, и отличный стол накрыть, и сама себя всем обеспечит, и рано утром первого января помчится на аэровокзал, чтобы взять (за собственные деньги, замечу) билет в Москву заезжему милому пьянице. Ну, кто еще на такое способен?

Кадр из фильма «Ирония судьбы»

И если мужчины с легкостью были готовы подражать Лукашину, то женщины равнялись на Надю. И в результате – что мы имеем? Целые поколения слабовольных лукашиных и невероятно сильных и гиперактивных надь. Так и живем, а потом еще сетуем на победивший феминизм. А корни-то его именно здесь, в заливной рыбе и милых песнях про «если у вас нету тети».

И что остается? Да все то же: каждый год, исправно, мы смотрим одну и ту же историю: о том, как никчемный рохля напился с друзьями в бане, оказался в другом городе и разрушил почти состоявшуюся семью. Зато в итоге судьба к рохле оказалась благосклонна – ему досталась главная экранная красавица, а его соперник – образованный и приличный человек – остался не у дел. Уникальная по сути, ирония судьбы вышла – счастье досталось тому, кто менее всего этого счастья был достоин. Вывод: немедленно надо налить очередную рюмку – а ну, как и мы напьемся, и нам тоже также свезет!

Кадр из фильма «Ирония судьбы. Продолжение»

Даже разрушить этот стереотип в новом времени не удалось, несмотря на самые благотворные попытки – и в «Иронии судьбы-2», которую спустя почти тридцать лет после выхода первого фильма снял Тимур Бекмамбетов, как выяснилось, Надя все-таки вышла замуж за Ипполита, но по-прежнему помнит Лукашина. А лукашинский сынок в исполнении Константина Хабенского, с такой же радостью летит в подпитии – теперь уже не в Ленинград, а Санкт-Петербург, что не меняет сути дела. Ну, разве что Лиза Боярская, на мой взгляд, все-таки проигрывает Барбаре Брыльске.

Итак, мы верим. Мы свято верим в то, что даже будучи Женей Лукашиным – все равно обретем свое счастье. И если добрая половина романтических комедий ставит в центр судьбу очередной Золушки – какой-нибудь никчемной простушки, заполучившей в итоге своего принца, то Рзяанов своими фильмами – и «Иронией» в первую очередь – перевернул все с ног на голову. Тут не Золушка, тут Золушок – наивная вера не в женское, а в мужское счастье: вроде бы нелепица, а нет – все равно не переключаем, даже когда смотрим фильм сорок лет подряд.

Кадр из фильма «Ирония судьбы. Продолжение»

И именно поэтому нам и не нужны никакие продолжения истории Лукашина: нам хочется верить в то, что даже у самого нелепого из мужчин может быть свое счастье. Что даже среднестатистическому научному сотруднику (или врачу в поликлинике) может невероятно повезти. Не надо разрушать иллюзию сказки: «Вот моя Надя,» – говорит Андрей Мягков на экране и обнимает Барбару Брыльску, и нам хочется верить, что и нам может тоже достаться хотя бы маленький кусочек такого же счастья. И мы загадываем очередное желание и идем спрашивать совета у ясеня.

Ну и самое главное – сказка должна хорошо заканчиваться. И нам совершенно не хочется знать о том, как дальше будут жить принцесса и свинопас, то есть, простите, Надя и Лукашин. А если у сказки и появляется продолжение – то его снимает не Рязанов. А значит – оно ненастоящее.

Читать еще:  Пеленгас в духовке с лимоном

Потому что только Рязанов мог снимать добрые сказки про настоящего советского интеллигента. То есть – про нас с вами, мужики. Давайте чтить традиции – и пойдемте в баню. Авось, в этот Новый год наконец-то повезет.

«Ирония судьбы. Продолжение»: салат оливье, как и было сказано

Первый канал и Тимур Бекмамбетов запарились в попытке обнаружить времен связующую нить. И потерпели полу-удачу.

Последний государственный трюк уходящего года – выход на экраны продолжения одного из легендарных фильмов советской эпохи. Как в знаменитом праздничном салате, о котором не вспомнит разве что житель Королевства Того, куда Новый год приходит самым первым, в проекте «Ирония судьбы – 2» волей авторов собрано все.
Прежде всего, креативная и финансовая мощь, а также дерзость Первого канала, которые невозможно отрицать вне зависимости от вашего отношения к результату каждого его конкретного подвига. И даже вне всякой связи с его повседневной практикой. Индикатор, зеркало и коллективный организатор происходящего в стране и в людях (во многих, во многих), Первый канал нынче есть безальтернативное стилеобразующее и пропагандистское начало среди широких народных масс. Даже интеллектуалы и кое-где оставшиеся интеллигенты, не говоря уж о деловых людях, вынуждены с ним считаться и его оценивать. В стороне разве что так называемая продвинутая молодежь, но – я уверена – канальцы скоро доберутся и до нее.

Как известно, Константин Эрнст, глава Первого, всегда был и остается очень неравнодушен к кинематографу. И, кажется, сколь ни привлекали его лавры создателя «Старых песен о главном» (играли в постмодернизм, но уже десять лет назад обеспечили реванш эстетики соцреализма и во многом способствовали застою в массовой культуре), слаще большого экрана не оказалось ничего. Кинопроизводство Первого обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй, интересующиеся вспомнят все, но успех «Дневного дозора», как мы и предполагали год назад, оказался не то что случайным, а практически единичным.
Уж не знаю, что думали в прошлом январе об «Иронии судьбы-2» ее создатели (источники сообщают, что сама идея продолжения возникла пятнадцать лет назад, что конкретика начала вырисовываться вот уже лет пять как, что снятый материал год лежал, что сорок минут было переснято вовсе – это уж после показа ролика на одном из кинорынков и неодобрения прокатчиками), но теперь они говорят, что ставят перед собой цель вернуть народ в кинотеатры.

Эта удивительная по своей неизбывной актуальности задача светлым образом маячит на горизонте со времен выхода ровно десять лет назад фильма «Титаник». Он совпал, если помните, с появлением первых долби-кинотеатров и заманил первозрителей новой эпохи. С тех пор бокс-офис проката – российских картин, в частности – растет, но вот средняя посещаемость остается смешной – 0, 4, извините, человеко-раза в год. Поэтому нынче задача «заманить» предполагает в ответе публику старшего возраста. Которая давно утеряла привычку в кино ходить ногами. Никак не желает оказываться перед экраном, где «все стреляют и трахаются» (миф, но очень сильнодействующий).
Я, кстати, верю в искренность намерений авторов. Кроме понятного азарта и государственного интереса (его свидетельства чуть дальше), у них есть и собственное кинопроизводство – надо обеспечивать ему кассу. (Тут, кстати, годится и артхаус – но он берет слишком небольшую для Первого канала часть аудитории; целенаправленные усилия по ее завоеванию впереди, но они несомненно последуют, а попытка уже есть.)

Однако я понимаю и страх авторов, и опасения публики со взвешенным восприятием: риск обломаться о национальный миф слишком велик. Обыватели зря боятся за классику, с ней никогда ничего не случается, но сопротивление сиквелу возникло авансом, ибо все отлично знают: как нельзя дважды войти в одну и ту же реку, так нельзя перепутать квартиру дважды. Повторивший шутку в обществе если не идиот, то уж просто неуместен.
Впрочем, не будем забегать вперед.

Итак, цель объявлена. Для ее достижения, повторю, собраны все ингредиенты. Русский/российский утешительный миф новогоднего праздника: в эти сутки грех не выпить; простится любой, хм, дикий поступок; если ты хороший человек – встретишь свою любовь. Всенародный режиссер Эльдар Рязанов (автор этого мифа вместе с Эмилем Брагинским) – он в кадре, ему красивым почерком – благодарность на экране; полученное от него благословение всячески подчеркивается. Что хорошо и правильно со всех точек зрения, от «сыновней» до коммерческой.
Созваны «старые» актеры (только Лия Ахеджакова «эмигрировала», причина мне, увы, неизвестна); в перечислении не нуждаются. Ангажированы молодые любимцы публики: Константин Хабенский в роли Лукашина-сына, Еслизавета Боярская – Надя, дочь Нади, Сергей Безруков – Ираклий, «духовный наследник» Ипполита (кстати, Безруков в фильме – лучше всех, но и образ для него написан поинтересней), и другие. Звучит музыка Микаэла Таривердиева – сама собой и в новых аранжировках. Сочинены новые песни. Голос Аллы Пугачевой за кадром, теперь – в дуэте с Кристиной Орбакайте, что работает на концепцию картины.

Режиссер – испытанный непревзойденным «Банком «Империал» и «Дозорами» Тимур Бекмамбетов – кажется, единственный из наших, кто сейчас ставит в Голливуде (уж не знаю, насколько комфортно и творчески его взаимодействие с той системой). Сценарий написан – а было, как сообщается, более сорока вариантов, три различных финала – Алексеем Слаповским (настоящий писатель нынче редкость в кино) при участии Константина Эрнста, Анатолия Максимова, Тимура Бекмамбетова.
Отличный оператор Сергей Трофимов активно использует крупные планы, чем – вот парадокс – одновременно и напоминает о телевизионной эстетике, и пытается ее преодолеть, поскольку мест действия – раз, два и обчелся, а интерьер в этой постсоветской картине, ура, не главное.
Вовсю использованы компьютерные эффекты – обработанных эпизодов числом даже больше, чем в «ДД».

Не забыта чертовски симпатичная принципиальная рязановская аполитичность и внеидеологичность – редкость в застойные годы (старую «Иронию…» Госкино не хотело делать двухсерийной – мол, «такая ерунда») – перед нами опять рождественская мелодраматическая комедия, а не псевдопатриотический блокбастер. Отдана понятная, хоть и неприятная лично мне, дань и «политическим» играм нового времени: за пять минут до боя курантов у нас уже не Гурченко поет, а президент выступает; звучит Гимн; для финальной песни взяты слова Джахан Поллыевой; помощника того же Президента, всюду подчеркивается – его «главного спичрайтера». Увы, ее тексту далеко до стихов Цветаевой, Пастернака, Ахмадуллиной, Евтушенко…
Придумана идеология, которую можно выразить примерно так: прошло тридцать лет, рок-н-ролл мертв, а вы еще живы. Найден человеческий посыл сюжета: отцы и дети, ставший формообразующим естественно – так же, как знаменитая драматургическая путаница с адресами была органично встроена в типовые кварталы нового жилья (зрители постарше помнят счастье середины 70-х: уже не хрущобы, хотя кухня шесть метров…).

Одно лишь умиление вызывают теперь – после первой «Иронии…» – шутки вроде отправления «Красной стрелы» примерно в пять утра (если кто не знает – этот поезд уходит из Петербурга без пяти минут в полночь). Вообще, предельно много моментов в новом фильме «скопировано» из первого, а поскольку он хрестоматиен, зритель получает удовольствие как при игре в «Угадай мелодию».
Всемерно приглушена, даже изничтожена гламурность. Более-менее аккуратно, но, понятно, не незаметно, вписан product placement (вспомните, как всех взволновала эта составляющая фильма в «Дозорах…»). Не забыта самореклама: Екатерина Андреева, Максим Галкин, Никита Михалков…

Картина выпущена более чем тысячью копий (на СНГ). Выстроена рекламная стратегия и прокатная политика: в некоторых кинотеатрах во время сеансов будет пахнуть елкой (хорошо, что не веником), на контроле нам раздали календарики с изображением Хабенского и Боярской; остальные примеры продвижения найдете сами в Интернете.
Главный из них – обещание не показывать картину два года по телевизору. Безусловно прекрасное само по себе, если оно породит последователей среди отечественных продюсеров – будет вдвойне замечательно. В борьбе за кинотеатральный билет предприняты суровые меры безопасности от пиратов: первый же титр фильма предупредит вас об уголовной ответственности за нелегальное копирование хоть на мобильный телефон…

Между прочим, вот тут авторы фильма сразу прокололись. Во-первых, хотят видеть в зале взрослого интеллигентного зрителя – и заранее его подозревают в противоправном действии. Во-вторых, человек пришел отдохнуть – а его призывают быть бдительным и сообщать о проступке соседа, коли таковой (проступок) последует. В-третьих, налицо и методологическая ошибка: народ настроился уже на шутки про баню – и ждет, что этот титр окажется несерьезным.
Тем более, что дальше следует призыв не выкидывать свой билет – по нему якобы можно выиграть автомобиль и квартиру в Петербурге. Поскольку все аналогичные лотереи подразумевают один главный приз и миллион кружек/бейсболок, а здесь о маленьких радостях не объявлено, то зритель опять вправе потеряться – его разыгрывают или правда?

Но эмблематичная заставка «Мосфильма» увлекает нас дальше, за ней – Дед Мороз, весь в синем, чтобы дистанцироваться от рекламы Кока-Колы; это главный артист нашего кино Михаил Ефремов, у него, безусловно, всегда припасено для нас чудо, – и понеслось.
Интригу и многочисленные хитросплетения сюжета я вам, разумеется, не раскрою. Они, как и диалоги, сочинены хорошо, народ в зале неоднократно смеется, настроение умело поддерживается. Вплоть до финала сохранен детективный момент: кого предпочтет юная Надя – нового Чацкого или нового Молчалина (аналогии изрядно хромают, но в принципе происхождение Лукашина и Ипполита/Ираклия – из классической литературы, включая оттенки опять актуального образа провинциала в столице).

Читать еще:  Камбала в фольге в духовке

И все вроде бы хорошо, и фильм в его движении мне даже нравится, да есть пара скребков по душе. Во-первых, внешний вид и игра актеров – особенно, увы, старшего возраста. Не желая никого обидеть под праздник, скажу аккуратно: наверное, люди не поверили в воскрешение своих героев, ибо глаза исполнителей загораются буквально считанное число раз. О том, во что превращена Надя-мама, умолчу вовсе – не понимаю, как профессионалы могли допустить подобную кукольность персонажа.
И во-вторых, из фильма исчезла… та самая мягкая ирония судьбы, которая проявлялась в сюжете с путаницей, а еще больше – в интонации. То, что и делало первую картину не просто обаятельной, а – исполненной шарма. Там все происходило само собой, как распространяется воздух в парной, – здесь, хоть и с благими намерениями, а все подстроено, как откровенно пиротехнический дым. Тогда была бескорыстная стычка характеров в фантастических обстоятельствах – теперь получилась борьба расчетливых предпочтений.

Что ж, и в этом примета времени. Совсем иного, нежели тридцать лет назад.

Я совершенно уверена: «Ирония судьбы – 2» соберет свои полсотни лимонов в прокате, как хотят продюсеры. Я не сомневаюсь: через два года Первый канал будет показывать оба фильма до и после – хоть программы «Время», хоть речи Президента под часами на Спасской башне. И те, кто сейчас страшно боится этого, обзывая авторов сиквела ужасными словами, смирятся и просто увеличат количество майонеза. И водки.

Но мне совершенно точно известно, что сказка – отдельно, а быль – отдельно.

Где посмотреть фильм «Ирония судьбы» в Краснодаре?

Оливье из фильма Ирония судьбы

  • Страна: СССР
  • Премьера в России: 1 января 1976 г.
  • Пошли друзья в баню попариться, по традиции смыть с себя все плохое, чтобы встретить Новый Год чистыми, а «напарились» до такой степени (пивом и водкой), что отправили в Ленинград не того.
  • Рейтинг IMDB 8.3 (9 345 голосов)
  • Режиссер Эльдар Рязанов
  • Хронометраж 3 ч. 04 мин.
  • ДрамаКомедияМелодрама

Не могу сказать, чтобы этот фильм особенно любила, и вообще к Рязанову неоднозначно отношусь, но тут срабатывает условный рефлекс, банальная, многим уже навязшая в зубах, привычка. Да, смотрю его только под Новый год, и только в качестве фона к приготовлению оливье. Кажется, полностью, от начала до конца за раз, так ни разу и не смотрела.

Этот фильм уже давно стал одним из атрибутов Нового Года: Дед Мороз, Снегурочка, наряженная елка, шампанское, мандарины, салат «Оливье» и «Ирония судьбы» по всем каналам. Сюжет сейчас кажется довольно банальным и неправдоподобным. Подвыпивший Лукашин попадает в Ленинград, его отвозят по нужному адресу, он заходит в чужую квартиру и ложится на чужую кровать. Там его обнаруживает красавица Надежда. Потом приходит ее ревнивый жених Ипполит, подружки и т.д. А неразбериха получилась потому, что адреса и дверные замки полностью идентичны. Фантастика, но ведь это новогодний фильм, поэтому чудеса имеют место быть. Многие уже просто успели выучить этот фильм наизусть. Разобрали его на множество цитат. До сих пор умиляются игре Мягкова и очарованию Барбары. Смеются над теми же шутками. Подпевают этим песням. И ведь не зря этот фильм стал настолько популярным. Он действительно неплохой. Особенно, когда смотришь его впервые еще ребенком вместе с родителями. Но из года в год он уже приелся, как и салат «Оливье». И сейчас я всегда переключаю канал, когда вижу его. Просто набил оскомину, но при этом все равно остается классикой советского кинематографа.

  • rhanigusto
  • 4 июля 2019 г., 23:55

…очаровательный, живой и тёплый внеслужебный роман…

…лента Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» вот уже на протяжении более четырёх десятков лет обладает статусностью не просто культового художественно-кинематографического произведения, но практически ритуального новогоднего действа и неизменного украшательского штриха для главного зимнего праздника. Настолько же незаметно-обязательного, как нарядная ёлка со сверкающими гирляндами, игристое шампанское в хрустальных бокалах, ярко-оранжевые мандарины в торжественной сервировке и, гхм, непременные тазики со всевозможными салатами и разнообразными соленьями. По-настоящему хорош и завлекателен в «Иронии…», естественно, знакомый всем до полного цитирования на память без подготовки и подстрочника изначальный ситуативный замысел. Он прост до анекдотичности и единовременно до аристократичности изысканно, стремительно точен…

…но кроме того в «Иронии судьбы…» совершенно изумительный лиричный настрой. Чувственность картины Рязанова волшебна, невообразима и попросту прекрасна. Особо тонкий лиризм создаётся мягкими и приглушёнными цветовыми решениями и торжественными, стихотворно-мелодическими палитрами. Благодаря подобному скрупулёзному до педантичности подходу основная идея авторского замысла — возможность превращения обыденного стандартного каждодневного в прекрасное потрясающее уникальное — воплощается в полном соответствии с классическими традициями рождественских святочных историй. Лейтмотив «Иронии» же в сущности — абсолютно необычная цепочка случайностей, которые и могли единственно произойти только лишь в волшебное время новогодних празднеств. Если внимательно всматриваться в сокрытые в складках социальной комедии положений и любовной мелодрамы со счастливым финалом рязановские аллюзии, можно с лёгкостью обнаружить едва ли не полное соответствие «Иронии судьбы…» гоголевским «Вечерам на хуторе близ Диканьки». Со всеми сверхъестественными событийными оказиями и рождественскими чудесами. И с уникальной сакральности ритуально-философической парадигмой святочного жанра. Когда во время рождественского сочельника неожиданным и чудесным образом невозможное делается реальнее некуда, а фантастическое оборачивается естественным и донельзя родным…

…но настоящий успех ленты Рязанова предопределяется очаровательной парой заглавных персонажей Евгения Лукашина (…Андрей Мягков…) и Надежды Шевелёвой (…Барбара Брыльска…). Женя Лукашин, новогодний секс-символ с мятной физиономией, не только легко узнаваем и глубоко архетипичен, но и решительно оригинален и даже обаятельно причудлив. Он скромен, но напорист и в нужные моменты по-хорошему упрям. Он высоко интеллектуален, трепетно романтичен и неутомим в труде на крайне трудном врачебно-хирургическом поприще. Но самое главное и парадоксальное в этом образе — он сохранил в бесконечной бытовой суете и рутинности бытия тонкость и трепетность, буквально подростковую романтику характера. Именно об этой уникальной особенности и говорит в последствии знаменитый Ипполит — герой Юрия Яковлева: «Господи, как скучно мы живем! В нас пропадает дух авантюризма! Мы перестали лазить в окна к любимым женщинам»…

…восхитительная учительница Надя в исполнении польской панночки Брыльской напротив — идеальная женщина с глубокой судьбой, со своим аккуратно оберегаемым внутренним миром и с некой манящей загадкой во взоре бесконечно прекрасных и колдовских, изумрудно-малахитовых глаз. Это тот самый, невообразимо манящий и пленяющий женский образ, когда чарующая её красота не осознается, на самом деле, ею самой. У настолько привлекательной женщины обязана быть своя, отдельная от всех мужчин — от ухажёров и любовников до мужей и случайных спутников — личная, хранимая только для себя одной жизнь. Ведь она — не трофей, не приз и не добыча. Она такая, какой и должна быть для себя самой: бережно хранящей фотографию одного, живущей со вторым и сладостно грезящей о третьем. Такую привычный и, казалось бы, устоявшийся жених, банальный и обыденный до зубовного скрежета, не удержит надолго. Для него это слишком необязательно, хлопотно и сложно. А вот у типично-нетипичного, поэтично-инфантильного Женечки Лукашина подобный подвиг получается совершить буквально за одну длинную новогоднюю ночь. Неожиданно для самого себя и просто потому, что вышло всё, хотя и случайно, но именно так, как и должно было случиться. Но и в том числе от того, что он очень к ней, своей зеленоглазой Надежде, так отчаянно стремился. Ведь любовь — это всегда внезапная встреча, случайно возникающие бесконечные взаимные близость и доверие. Просто путь от её осознания до принятия подчас бывает необычайно долог. Об этом и говорит нам волшебная сказка «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» — как невероятное и невозможное становится чудесным, близким и родным. Ведь на самом деле, какие эмоциональные барьеры не сможет преодолеть настоящее гусарское «любовь или смерть; полная взаимность или бесконечное одиночество».

…эта история безусловно о любви. Но на общем полотне кинематографических любовно-драматических экзерсисов «Ирония судьбы…» рассматривает любовь как тончайшее чудо ни с чем не сравнимого очарования. Да и есть ли на свете что-либо более невероятное и чудесное, нежели головокружительное ощущение зарождения истинного и взаимного, главнейшего из жизненных чувств? Вот на этот не заданный вопрос и даёт миллионам зрителей лукавой доброты ответ уже многие и многие годы подряд в один и тот же волшебный день замечательное творение гениального режиссёра…

Сто хитростей

Записки Старой Крысы: копилка советов и хитростей

Новогодний стол, как в фильме Ирония судьбы


Дорогие читатели, сегодня предлагаю вам составить новогоднее меню в стиле самого новогоднего фильма «Ирония судьбы, или с лёгким паром». Для полноты ощущений можно надеть платье в стиле красавицы-Нади и взяться за гитару!

Читать еще:  Кулинария на пару

Хорошо ли вы помните, что предлагала Надя «положительному» Ипполиту, а съел в итоге непутёвый Женя Лукашин? Кроме неизменного шампанского и апельсинов, на столе стоял традиционный салат оливье. Мы можем отойти от стандартов и приготовить рыбный оливье с лимонной заправкой.

Для приготовления этого новогоднего шедевра нам понадобится : скумбрия копчёная или другая рыба по вкусу -250 граммов; картофель варёный — 5 штук; яйца, сваренные вкрутую, — три штуки; морковь варёная — одна штука; горошек зелёный консервированный — две столовые ложки; огурцы — три штуки; лук зелёный — один пучок; майонез — 4 столовые ложки; цедра лимона тёртая.

Картофель, морковь и огурцы нарезаем кубиками, лук и яйца мелко покрошим. Рыбу разберём на кусочки или нарезаем. Выложим подготовленные ингредиенты и горошек в салатник, всё перемешаем. Майонез соединим с мелко нарезанной цедрой, заправим полученным лимонным соусом салат, поставим его в холодильник на полчаса.

На горячее Надя предложила Ипполиту ростбиф , а ростбиф — это запечённая в духовке говядина. Чтобы приготовить ростбиф, нам понадобится 400 граммов говяжьей вырезки, 45 граммов пшеничной муки, 80 граммов свиного жира, соль и перец по вкусу. Для маринада возьмём 2 луковицы, 2 морковки, 80 граммов корня сельдерея, 80 граммов корня петрушки, 80 граммов растительного масла, 2 столовые ложки сахара, один лавровый лист, несколько горошин черного перца.

Приготовим маринад: мелко нарежем овощи, добавим сахар, растительное масло, перец и всё тщательно перемешаем, чтобы выделился сок. Промоем мясо и уложим его в маринад. Оставим на холоде на сутки. Потом достанем кусочки мяса, очистим от овощей и запанируем в муке. Разогреем в сковородке жир и обжарим на нём мясо со всех сторон. Потом на 15 минут поставим сковороду с мясом в духовку. Внутри мясо должно оставаться розовым. Достанем мясо из духовки, нарежем тонкими ломтиками вдоль волокон, уложим на блюдо и польём выделившимся соусом.

Ну и конечно, главное блюдо новогоднего стола в стиле фильма «Ирония судьбы» — это заливная рыба! И нам надо приготовить её так, чтобы не услышать классическое: «Какая гадость… Какая гадость эта заливная рыба!».

Приготовим заливное из судака. Нам понадобится судак — 2 кг, луковица — 2 штуки, морковь — 2 штуки, корень петрушки, пучок зелени, лавровый лист — одна штука, несколько горошин перца, гвоздика — один бутон, желатин — 40 граммов (на 1 л бульона), соль по вкусу.

Отделим мякоть рыбы от костей, нарежем небольшими кусочками и уложим в кастрюлю. Сверху положим голову и хвост рыбы, очищенные луковицы, корень петрушки, пряности и зальём водой. Подсолим. Варим на среднем огне, снимая пену. Удалим из бульона рыбьи кости, а куски рыбы разложим по формочкам для заливного. В тёплый бульон добавим заранее размоченный желатин, размешаем, доведём до кипения, но не кипятим. Полученной массой зальём до половины куски рыбы, украсим зеленью и фигурно вырезанными кусочками вареной моркови. Остудим, на полчаса поставим в холодильник. Потом уже зальём до краёв оставшимся бульоном и снова поставим в холодильник.

Культура

40 лет с «Иронией»

Фильму Эльдара Рязанова «Ирония судьбы» исполняется 40 лет

1 января исполняется 40 лет со дня первого телепоказа фильма Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром», ставшего за прошедшие годы непременным признаком Нового года наравне с салатом оливье и поздравлением от президента.

1 января 1976 года миллионы телезрителей Советского Союза узнали, что в Москве и Ленинграде есть 3-я улица Строителей, где в доме 25, в 12-й квартире живут два одиноких человека. Им уже много — по советским меркам — лет, каждый из них это понимает и в меру сил пытается устроить свою личную жизнь. Врач из Москвы Женя Лукашин собирается в новогоднюю ночь сделать предложение Гале, а у ленинградской учительницы Нади Шевелёвой под бой курантов пройдет свидание с Ипполитом.

В эти планы вмешивается суровая советская действительность и фантазия сценаристов: после традиционного общения с друзьями в бане пьяный Женя оказывается в Ленинграде, открывает своим ключом квартиру Нади и устраивается там спать. А потом на протяжении двух серий доказывает своей новой знакомой, ее подругам, Гале и особенно Ипполиту, что все происшедшее — лишь цепь случайностей и невероятных совпадений.

Пьеса для театра

Фильм «Ирония судьбы, или С легким паром» режиссер Эльдар Рязанов начинал снимать уже в статусе живого классика. Прошло почти 20 лет с новогодней комедии «Карнавальная ночь», в его послужном списке были «Гусарская баллада», «Берегись автомобиля», «Старики-разбойники», «Невероятные приключения итальянцев в России» — заслуженно любимые зрителями картины. А в качестве основы для фильма о трудностях ориентирования в условиях типовой застройки Рязанов взял написанную им вместе со Эмилем Брагинским пьесу, которая с успехом шла во многих театрах страны.

Несмотря на эти заслуги и зарекомендовавшую себя литературную основу, фильм пробивался тяжело.

Во-первых, две серии были для развлекательного кино того времени явлением не самым распространенным. А во-вторых, пьянство в СССР никогда не поощрялось. Во всяком случае, на государственном уровне; на житейском случалось всякое — ситуация, когда Надя помогает пьяненькому Жене, не была выдумкой Рязанова и Брагинского. Это сыграло на руку авторам, когда они пробивали свою задумку. Ну и с недовольством киношников тоже справились — просто предложили фильм телевидению.

Ленинград в Москве

Пьесу Рязанов и Брагинский писали с учетом театральных реальностей — действие там происходит в двух одинаковых квартирах, что существенно облегчало жизнь декораторам. В фильме тоже масса условностей — давно известно, что оба дома (и ленинградский, и московский) снимали в Москве, на проспекте Вернадского (правда, застройка эта была далеко не типовой), да и вообще почти весь Ленинград (включая аэропорт) снят в столице.

До «Иронии судьбы» Андрей Мягков больше играл в театре, но и в кино снимался — у него была главная роль в комедии Элема Климова «Похождения зубного врача» (1965) и роль Алеши в «Братьях Карамазовых» Ивана Пырьева.

Но после Жени Лукашина он буквально проснулся знаменитым — учитывая, сколько людей посмотрело фильм Рязанова, звездой Мягков стал самой настоящей.

Почти то же самое случилось и с польской актрисой Барбарой Брыльской. У себя на родине она была хорошо известна — по фильмам «Фараон», сериалу «Ставка больше, чем жизнь», экранизации романа Генрика Сенкевича «Пан Володыёвский». Снималась она и в СССР, но настоящая слава к ней пришла как раз после «Иронии судьбы» — хотя озвучивала ее героиню Валентина Талызина, а песни за нее пела Алла Пугачева.

И, кстати, Талызина, сыгравшая в фильме небольшую роль Надиной подруги, недавно попала в черный список на Украине, что едва не стала причиной запрета «Иронии судьбы» в этой стране — в том числе и для новогоднего показа.

Половина «Аватара»

По оценкам, первый показ фильма по Центральному телевидению собрал у экранов 100-миллионную аудиторию. Повторный состоялся уже через месяц — и фраза «по многочисленным просьбам телезрителей» была в данном случае не дежурным заклинанием, а действительно выражала желание людей пересмотреть или увидеть фильм, если по каким-то причинам показ пропустил.

По тем же оценкам, за следующую пару лет «Иронию судьбы» посмотрело 250 млн человек — все население СССР.

Была еще киноверсия «Ирония судьбы» — сокращенная на полчаса по сравнению с той, что была показана по телевидению, с выброшенными диалогами и сценами, которые авторы посчитали второстепенными и не влияющими на сюжет. Она, впрочем, осталась двухсерийной и в таком виде шла в кинотеатрах — прокат был ограниченным даже по современным представлениям (около 250 копий). Но и так «Иронию судьбы» — уже, напомним, показанную несколько раз по ТВ — посмотрели 7 млн зрителей. У бесспорного лидера современного российского проката «Аватара» (сборы — 3,57 млрд руб.) зрителей набралось всего вдвое больше — 14 млн.

История продолжается

Рязанов оставил своих героев утром нового года, когда у них, кажется, все наладилось. Но оказалось, что многообещающее сказочное «жили они долго и счастливо» было не совсем правдой. Во всяком случае, именно так показал героев рязановского фильма 30 лет спустя Тимур Бекмамбетов в фильме «Ирония судьбы. Продолжение». В этом то ли сиквеле, то ли ремейке дети главных героев (их сыграли Константин Хабенский и Елизавета Боярская) пытались снова сделать сказку былью и реализовать то, что не удалось их родителям и вроде бы им удалось.

Фильм, что удивительно, был принят зрителями очень благосклонно — в отличие от других ремейков советского кино.

В прокате 2008 года он собрал больше всех — 1,23 млрд руб. — и удерживал этот рекорд до выхода «Аватара». Правда, традиционным новогодним фильмом «Продолжение» так и не стал — в отличие от оригинальной «Иронии судьбы», — но место в новогодней сетке для него находится всегда.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector